№598

Может быть, я никогда больше не сыграю ни одной игры. Может быть, дорога туда порастёт травой, а я  забуду адрес.

Да ещё и ведьмака закололи вилами...

Хочу оставить память о ней и здесь.


Стояла ночь, когда все собрались у костра. С небес на них, будто безмолвный свидетель, взирала полная луна. Всё вокруг тонуло в её холодном свете. Над местом Битвы повис густой молочный туман.

Жрица вышла из тумана вместе с рысью, скинула мантию и мягкой поступью направилась к костру. Её длинные чёрные волосы развевались на ветру, а глаза сияли, словно звёзды. На губах у неё застыла зловещая улыбка, напоминавшая оскал дикой кошки. Ночная роса оседала на ворсинках её мехового манто. Сухие травинки цеплялись за подол длинной юбки. Достигнув цели, Жрица кивком головы приветствовала своих соратников и их компаньонов. Те молча приветствовали её в ответ и продолжили заниматься своими делами. Жрица успокаивающе потрепала свою рысь по холке и принялась рыться в кейсе, что держала в руках.

Покончив с поиском, Жрица воздела руки к небу. В её глазах плясали огоньки костра. Вспыхнула молния, а за вспышкой раздался раскат грома. Небывалая Сила поднималась из земли и распространялась в наэлектризованном воздухе. Она вставала из могил. Она стремилась с небес на землю. Сила носилась над местом Битвы, образуя чудовищные завихрения. Пламя металось, легко поддаваясь порывам ветра, и билось, подобно раненому зверю, попавшему в капкан. Как и сердце Жрицы.

Жрица обратилась внутрь себя и подумала о том, чего бы ей хотелось. Она любила этот мир, полный боли, страданий, несправедливости. Над всем этим хаосом в её мыслях всегда воцарялась радость. Радость жизни. Жрица подумала о смерти. Она знала, что смерть никогда не является концом. Она даёт начало новой жизни, когда в старой уже не остаётся места желаниям. Жрица осмотрела своих соперников, стоящих по ту сторону костра. На лицах у них читалось напряжение. «Сердце каждого из них горит желанием, — думала она. — Их час ещё не пробил».

Ей не были подвластны все тайны Вселенной в их великом множестве. Она не знала, чем всё закончится, хотя и думала, что знает. Она не могла изменить исход Битвы усилием собственной воли. Но она могла поступить так, как подсказывало ей сердце: она решила, что не станет нападать.

Жрица достала из кейса книгу. Из места, где могли открыться Врата, исходила небывалая Сила, какой не владел ни один из присутствующих. Она пропустила её сквозь себя, — Сила обтекла её, — и начала читать:

— О, Божественная Мать, чьё Цветущее Лицо — словно полная осенняя луна, а Четыре Руки удерживают лук, стрелу, петлю и стрекало! Яви Своё присутствие перед нами, осени нас Своей благодатью и дай нам сил противостоять тем, кто противостоит Тебе. Пхат! — прокричала Жрица, и в место открытия Врат с уже проявившимся их очертанием ударила молния, создав светящийся щит вокруг него.

Она подошла к костру и зачерпнула горсть священного пепла вибхути. Рассыпав пепел у себя под ногами, она стала руками, обмазанными сандаловой пастой вперемешку с порошком шафрана, чертить янтру, побеждающую врагов, и янтру, исполняющую желания.

— Счастливы те, кто поклоняется тебе, Богиня, — продолжала читать Жрица, — да возлежат они на мягком ложе в покоях Парамашивы внутри дворца из драгоценных камней Чинтамани, с садом желаний Ада Шанкарачарья Тантра… Да исполнятся желания, и да свершится, что должно.

Жрица закончила читать, стоя на янтрах, и сжала в руке тантру, прислонив её к груди. Сконцентрировав энергию своей души в сердечной чакре Анахата, она открыла медальон и стала шептать в него слова, слышные только ей одной. Завершила она произнесением известных ей имён каждого из присутствующих:

— … и жрица Парвати джи, знакомая миру как Фрина Бхаттар, — Жрица ступила к костру и бросила в него свой медальон-тантру.

Затем она бросила в костёр книгу, найденную ей в могиле тринадцатилетней девочки, и сбрызнула его соком лингама мэра Каркозы Рэя Виджиланте, принесённого в жертву Богине. Добытый секрет символизировал пятый элемент Панчамакары — священное соитие.

Жрица отступила в круг и приготовилась ждать. Левую руку она держала на спине своей рыси.

Ритуал был завершён, и теперь ей оставалось только наблюдать. Она ласково потрепала рысь по шерсти на спине. Та ткнулась ей в ноги. Жрица повернулась к ней — и их взгляды встретились. Это придало ей спокойствия.

На поле Битвы наступило временное затишье. Люди и животные неуверенно переглядывались, не решаясь напасть. Но не напасть было нельзя. Если не все, то кто-то должен был сделать это первым. Жрица не была опытным игроком, а потому не знала, как быть, если никто не захочет сражаться, и может ли случиться такое, что Битва не состоится. Она слышала, что бывало всякое, но всё же.

И тут произошла первая атака. Жрица не заметила, кто атаковал. Всё развивалось настолько стремительно, что она не успевала следить за ходом Битвы. Ей показалось, что и не было тех минут нерешительности, что Битва продолжается уже очень давно, а её конец скрыт далеко во времени.

Всю прошлую ночь ей снились странные сны. Сны, полные смерти. Смерти одного из тех, кто стоял по ту сторону костра, о чьей участи она беспокоилась больше всего. Проснувшись же, она знала, что Врата не откроются. Это подняло ей настроение, но мысль о том, что случится с проигравшими, не давала ей покоя. Она беспокоилась о том, что будет с тем, кто стоял по ту сторону костра. Она спрашивала у Шакти, останется ли он в живых, останется ли он в живых, но Шакти молчала. Несмотря на это, Жрица в душе была рада тому, что всё завершится именно так. Она чувствовала, что сможет защитить его, если это понадобится.

Жрица шла на Битву с лёгким сердцем. Она думала о том, как приятно будет вернуться в свой дом после всего, принять ванну с маслом иланг-иланг, продолжить жить той жизнью, к которой она привыкла и которую так любила. Она думала, как встретится с мировым судьёй Фрэнком, и они отправятся в ресторан, где она впервые захочет выслушать его, когда он станет в который раз признаваться ей в своих чувствах. Она думала, что, может быть, даже съездит в родной Нью-Орлеан и навестит мадам Лаво. Она ничего не боялась.

Кролик напал на Жрицу столь неожиданно, что она отшатнулась и чуть не упала в костёр. Но всё же пламя не добралось до неё, она смогла отбросить кролика от себя, и тот скрылся в огне. Жрица стиснула зубы от досады — она не хотела его убивать. Поднимаясь на ноги и отряхиваясь от пепла, она ощутила, как липкий страх расползается внутри. Её охватила паника. Полными ужаса глазами она смотрела на разгоревшееся сражение. Она обернулась к своей рыси, но та лишь улыбнулась ей своей незаметной кошачьей улыбкой, стараясь ободрить.

Жрица метнулась к лежащему в пыли кейсу с ритуальными принадлежностями и стала судорожно рыться в нём, пытаясь найти что-нибудь, чтобы защитить себя, рысь и того самого игрока. Она всё ещё была уверена в могуществе своей Богини и своём собственном, хоть и задыхалась от страха, хоть и сердце билось так, что грозило выпрыгнуть из груди.

Внезапно у неё в ушах раздался потусторонний свист — настолько пронзительный, что она не могла думать ни о чём, кроме него. Жрица вдруг почувствовала запах смерти и её дыхание у себя за спиной. Смерть хватала её за плечи ледяными пальцами.

Она попыталась подняться и развернулась к центру круга, чтобы найти источник свиста. Откуда-то из тумана рядом с ней возник тёмный силуэт. Она уже видела его раньше. У неё перед глазами воздух вспорол проблеск лезвия. Вначале она не поняла, что произошло, а лишь почувствовала, как что-то тёплое заструилось вниз по шее.

Вдруг померк свет. Исчезли и костёр, и сражавшиеся в архетипическом противостоянии игроки. Перед взором Жрицы стали одно за другим проноситься события её жизни: переезд в Каркозу; тело отца в петле под потолком кухни; Дом восходящего солнца мадам Лаво; её первый клиент; жизнь с отцом и его долгами; свечи на торте в день её рождения, когда отец ещё не был зависим от азартных игр; школа; её первый велосипед; раннее детство; лицо матери, которой она никогда не знала...

На короткое время сознание вернулось к ней. Жрица вновь увидела пламя костра и почувствовала боль. Она коснулась рукой шеи и увидела, как пальцы окрасились алым.

— Папа… — прошептала она и упала.

Последним, что она видела, были исчезающие Врата.

Обсудить у себя 1
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: