№628

Я отдала сердце «Сильмариллиону» и мысли — «Песни льда и пламени». Но если вы спросите меня о том, кто мой любимый автор, я не назову ни Толкина и ни Мартина. Я скажу: это Чак Паланик.

Я прочла столько его книг, что кажется: я узнала бы его текст среди многих других. Из трёх моих амплуа в играх одно вобрало в себя всё, что он дал мне. Его книги спасали меня в худшие времена и всякий раз дарили вдохновение, которое я не могла объяснить. Я могу взять любую из них — и на выходе получу бонус-пакет эксклюзивного вдохновения, которого нигде больше не достать.

Никогда не могла понять, почему мне нравится его читать. Или почему его книги меня вдохновляют. Вы можете назвать тысячу предположений — и ни одно из них не будет верным. В конце концов, однажды мне просто расхотелось искать объяснение и размышлять об этом. Но сегодня я наткнулась на его текст, в котором он даёт советы начинающим писателям, и это объяснило мне многое. Не спрашивая ни о чём, я получила ответы на все свои вопросы.

Знаете, так неловко иногда читать автора, рассказывающего, в чём секрет его популярности. То есть, он может говорить правильные вещи и по делу. Что-то вроде «я просто хотел показать всем этот мир, что образовался у меня в голове». Или «мне хотелось держать читателя в постоянном напряжении». Или «я решил сломать стереотипы о (подставьте название жанра)». Загвоздка лишь в том, что в это не верится хотя бы потому, что до него теми же словами об этом рассказывали миллионы других. И всё оказывается слишком просто. И выходит, что ты знал обо всём ещё до того, как автор сам рассказал тебе.

Суть моей приверженности к Паланику была неясна мне, пока он сам не показал, как это работает. Вообще, единственное, что всегда было понятно мне в том, почему меня таращит от его книг — это его открытость и искренность. Во всём. И в тексте тоже. Он не церемонится по типу «я и сам не знаю, в чём дело». Он не старается ничего приукрашивать. Он раскрывает всем свои карты и предлагает козыри любому желающему. Это подкупает. Так я, никогда не отличавшаяся кристальной честностью, всегда склонявшаяся к фарсу и манипуляции, схватила приманку в виде того, чего никогда не имела. Это потряснее самых неожиданных сюжетных поворотов.

Я не перестану его читать. Мне достаточно того, что я наверняка знаю: в каждый следующий раз всё будет совсем иначе. Не так, как было до этого. И это вдохновение, которое нигде больше не найдёшь.

Обсудить у себя 0
Комментарии (5)

Тоже бы глянула, что он советует

https://m.pikabu.ru/story/chak_palanik_o_slovakh_kotoryie_dolzhen_zabyit_pisatel_5415258

Странные советы местами. 

Вот тут не понятно чем первый вариант хуже второго.

"«Брэнда знала, что не успеет. С самого моста была пробка. Ее телефон садился. Дома ждали собаки, которых надо было выгулять, или там был беспорядок. К тому же она обещала соседям полить их цветы…» Вы видите, как первое предложение перетягивает на себя смысл последующих? Не пишите так. Переставьте его в конец. Или измените: «Брэнда никогда бы не успела всего в срок»."

Многие авторы советуют сокрощать текст до смысла, а в статье Паланик предлагает умножать его в десятеро. И этот умноженный текст вполне можно воспринять как воду. 

Мне кажется, у Паланика просто высокий уровень эмпатии и яркое восприятие, и один совет не поможет писать как он. Ну и определение «мыслительный глагол» — расплывчатое, где-то лучше чем «запрещенными» словами и не скажешь.

Впрочем, может мне просто не хватает мозгов понять.

Ну, я писала не о том, что советы крутые, а о том, что мне стало понятно, почему мне нравится его читать. И почему мне очень часто не нравится то, что пишу я.

Я думаю, он топит за то, чтобы писать менее сухо и стандартно.

А понятия «воды» в художественной литературе, как по мне, в принципе не может быть. Автор на то и автор, чтобы иметь право городить в тексте всё, что захочет.

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: